Муса-даг: 53 дня в осаде, 53 дня борьбы против геноцида армян

Муса-даг: 53 дня в осаде, 53 дня борьбы против геноцида армян

24.04.2020

1915 год. В разгаре первая мировая. В Османской Турции начинается одно из самых страшных злодеяний. Злодеяние (арм. Мец Егерн) названное потом геноцидом. 1500000 армян погибли под ятаганами, в пустынях Сирии и Ирака, в депортационных лагерях. Но очаги сопротивления были. И одно из них Муса-даг (Муса – лер арм., Муса – даг тур.)

Предыстория

Турецкое правительство давало уведомление армянскому населению о том, чтобы в указанные сроки оно было подготовлено к переселению. Преподносилось это как переселение. Такое предписание получили 6 сел, находившиеся у подножия Муса-дага. В течении 8 дней они обязаны были, собрав вещи, быть готовыми. Но некий Тигран Андреасян, бежавший из области Зейтун, принёс весть, что армян везде вырезают. Жители деревень решают не подчиняться властям. Собрав нехитрый скарб, они поднялись на гору. Организовали лагерь и подготовились к обороне. Возглавил их юный боец, 20 лет отроду, Мовсес Тер – Галустян.

Боевые действия

В арсенале у защитников были винтовки, дробовики и кремниевые ружья, в количестве около 600 стволов, оружие не ахти какое, но армяне были полны решимости. Самонадеянность турок пополнила боезапас обороняющихся. В начале они послали отряд в количестве 200 солдат. Вернулось с Муса – дага всего 80. Да и горная пушка, которая поддерживала огнём атаки османов, оказалась у обороняющихся. В следующей попытке сломить армян, были задействованы ещё большие войсковые силы и банды, так называемых ополченцев.

Но неся большие потери, османам пришлось отступить. Численность атакующих выросла до 3000 человек. На этот раз турецкое командование серьёзно подошло к вопросу. Были блокированы все тропы на Муса-Даге, с разных сторон войска продвигались к позициям защитников. Начался неравный бой, бок о бок с мужьями дрались их жены, малочисленному отряду армян пришлось раздробиться, чтобы сдерживать натиск врага с разных сторон, в итоге они были выбиты с очень выгодных позиций. Обороняющиеся вынуждены отойти к лагерю. Враг приблизился вплотную к убежищу сельчан. фактически их разделял овраг.

Тер – Галустян принимает смелое решение атаковать турок. Прекрасное знание местности, они же выросли в этих краях, позволило армянам подобраться к турецкому лагерю, минуя их посты. Лихой атакой они начинают уничтожать противника, в стане врага паника, командиры не знают, что делать, отдают бессмысленные приказы, полковник турецкой армии даёт команду об отступлении. Защитники возвращаются на свои позиции.

Осада

Потерпев неудачи, турки взяли армян в осаду, надеясь вынудить их сдаться. Положение осажденных ухудшалось с каждым днем, провизия на исходе, полное отсутствие медикаментов, а раненных много. Гонец, посланный в американское консульство, не дошёл. Так как Муса-даг находится у моря, то днем и ночью наблюдали за появлением союзнического флота. Но горизонт был пуст. Были сшиты огромные флаги с красным крестом и с надписью на английском языке: «Христиане в опасности – спасите». Звезда надежды угасала с каждым днем.

Эвакуация

С начала сопротивления прошло 52 дня, 52 дня нечеловеческого напряжения в борьбе за право на жизнь. В воскресный день 53 дня, 12 сентября на горизонте появился корабль. Это был французский военный корабль «Гишен». Армянские наблюдатели заметили, что он идёт курсом на них, значит флаги замечены. Часть команды высадилась на берег и встретилась с наблюдателями. Капитан корабля, узнав историю, срочно связался со своим командованием. К этому времени подошли ещё 4 корабля, 3 французских и один английский. Приказ об эвакуации осажденных Муса-дага поступил немедленно. Корабельная артиллерия открыла огонь по османским позициям, а морской десант помог людям подняться на борт кораблей. Были спасены больше 4000 человек.

Ежегодно в селе Мусалер (названо в честь тех событий) Армавирской области Армении проходят торжественные мероприятия, люди отдают дань памяти, варят кашу «арису», вываренная дробленная пшеница с курицей, последние недели обороны Муса-дага армяне ели эту кашу, больше из еды у них ничего не осталось.